Каталог Храм во имя Архистратига Божия Михаила Публикации

Храм во имя Архистратига Божия Михаила

с. Козихинское (ныне с. Козиха)






Судьбы храмов и духовенства в селах, где ныне располагаются подворья Михаило-Архангельского мужского монастыря Новосибирской епархии, в период 1917—1945 гг.

Иеромонах Симон (Истюков)

На 1914 гг. о храме в с. Козиха имеются следующие сведения: «Церковь деревянная однопрестольная, во имя святого Архистратига Божия Михаила построена в 1906 г., земли при ней 66 десятин. Состав прихода: с. Козихинское Барнаульского уезда, прихожан обоего пола 1459 душ. Причта по штату: один священник и один псаломщик. Содержание причта при готовых причтовых домах: жалование от прихожан 600 руб., руга от них же 475 пуд. и доходы от треб» [22, 262]. С 1907 г. по ноябрь 1919 г. в храме служил священник Александр Владимиров [1] .

Мирное течение приходской жизни нарушила революция. В марте 1918 г. в Козихе начал работу первый сельский совет. Первое, что сделал сельсовет – отобрал земли у местных богачей, равно и 90 десятин церковной земли, и передал безземельным крестьянам. И пока, как пишет активный участник этих событий Григорий Макаев, «поп Владимиров бесновался», сам Макаев поднял над зданием маслозавода первый в истории Козихи красный флаг [10, С. 294].

Летом 1918 г. власть перешла к белым, и вскоре началась мобилизация в колчаковскую армию. Отец Александр Владимиров, в проповедях называвший советскую власть «властью большевиков-безбожников» [10, С. 297] по метрическим книгам составил список из 84 молодых жителей с. Козихи призывного возраста, но под влиянием Г. Макаева и других сторонников советской власти сельский сход постановил призывников не выдавать, отправить их на правый берег Оби. После этого на село была наложена контрибуция в размере 50 тысяч рублей, но и ее жители Козихи платить отказались. Тогда 27 ноября 1918 г. в село прибыл отряд колчаковцев, остановившийся на постой в доме священника Александра Владимирова. Прибывшие арестовали Г. Макаева и еще четырех козихинцев и повезли их на санях в Новониколаевск. По дороге один из солдат предложил расстрелять арестованных, но вмешался офицер: «Когда поп поил нас самогонкой, он же просил не убивать их по дороге, а то его самого убьют. В тюрьме их все равно и без нас расстреляют» [10, 299-301]. Вот так, по мнению историка О. Лыкова, стало известно, что священник выдал белым сторонников советской власти [10, 301]. Далее в воспоминаниях Г. Макаева сообщается, что «…священника кто-то из его единомышленников, оставшихся на воле, припугнул столь успешно, что он публично заявил земской полиции, что арестованные козихинцы большевиками не являются» [10, 302-303].

Отец Александр скончался от сыпного тифа 18 ноября 1919 г. в возрасте 47 лет. Приобщен был священником Димитрием Любомировым. Погребение 20 ноября совершали священники 16-го благочиния: Александр Акципетров, Феодор Сапфиров, Константин Герцанов, Димитрий Любомиров, Сергий Филидов, Иоанн Панкрышев, диакон Леонид Цветушков, и.д. псаломщиков Иоанн Лукин и Иоанн Кузьмин. Погребен на кладбище в церковной ограде [5, Л. 85]. Вероятно, он был бы репрессирован после восстановления советской власти в декабре 1919 г., если бы не скончался.

В ноябре 1919 г. (видимо, во время болезни о. Александра) требы в Козихинском храме совершал священник села Верх-Ирмень Иоанн Панкрышев [5, Л. 30-32] (и однажды — священник села Мало-Ирменского Константин Герцав) [5, Л. 31].

В декабре 1919 г. крещения и отпевания в храме совершали два священника: Василий Топорков , который однажды был записан псаломщиком в метрической книге как «полковой священник» [5, Л. 89], и протоиерей Иоанн Преображенский , который подписывался как «заведующий приходом» [5, Л. 34-36]. Более подробной информации об этих двух служителях Церкви, а также и о том, кто был священником в Козихе с 1920 по 1925 гг., не имеется.

С 1925 г. священником стал диакон Козихинского храма о. Василий Красноперов [1, Л. 84]. Он упоминается в метрических книгах за 1925—1927 гг. [6] и в списке священнослужителей Новосибирской епархии за 1927 г. [19]. 21 ноября 1930 г., в день престольного праздника, священник Василий Красноперов был арестован и через полгода расстрелян по обвинению в антисоветской агитации [2] .

Диаконами в Козихинской церкви служили: Афанасий Коновалов (январь – март 1918 г.) [5], Василий Красноперов (1920—1925) [1, Л. 84].

Псаломщиками в Козихинской церкви служили: Афанасий Филиппович Коновалов (1913 г.), Андрей Троицкий (с апреля 1918 до начала июля) [5], Иоанн Кузьмин (весь 1919 г. [5], 1925—1927 гг. [6])

Официально храм был закрыт Постановлением крайисполкома 14 июля 1935 г. №1151 [21]. По воспоминаниям старожилов села, церковное здание после закрытия превратили в клуб, показывали в нем немое кино для жителей села.

В селах Новосибирской области в годы войны 1941—1945 гг. храмов не было, поэтому верующие собирались по праздникам для совместной молитвы в частных домах, что считалось нарушением законодательства, т.к. община верующих не была официально зарегистрирована. В 1944 г. в отчете уполномоченного в Совет по делам религий приводятся следующие факты: «16 июля 1944 г. в с. Козиха Верх-Ирменского района днем до 20 женщин преклонного возраста собрались и ходили с иконами в поле. Бывало, что на этих собраниях служили незарегистрированные священники, где молились о дожде. Инициаторами были 5 женщин из кулацких семей» [8].

На 1945 г. о здании Козихинского храма имеется следующая запись в отчете уполномоченного: «Колхозный склад. Деревянное очень ветхое, опасно для использования как церкви. Было переоборудовано под клуб, купола, кресты, колокольня сняты» [21]. По воспоминаниям старожилов села, здание в конце концов разобрали на бревна, из которых построили общежитие в соседнем селе Березовка.


[1] По данным справочной книги за 1914 г., «священник Александр Петрович Владимиров, 40 лет, окончил курс в Томской духовной семинарии, рукоположен во священника 30 августа 1898 г.» (Справочная книга по Томской епархии за 1914 гг. С. 262).

[2] Подробнее об этом см. Симон (Истюков), иеромонах. Репрессированные в 1930 г. священники из сел Ордынского района: Козиха, Красный Яр, Верх-Ирмень, Пичугово // Живоносный источник. №1 (9), 2015. С. 29-30.

Список литературы

5. ГАНО. Д-156. Оп.1. Д. 3212.

6. ГАНО. Д-156. Оп.1. Д. 3214.

8. Отчет уполномоченного за период с 01.07.1944 по 01.10.1944 // ГАНО. Ф. 1418. Оп. 1. Д. 11. Л. 14.

10. Лыков О.М . Ордынская хроника. Книга первая. От Ординской волости к Ордынскому району. Новосибирск, 2007. 453 с.

21. Список церковных зданий недействующих православных церквей, находящихся в Новосибирской области и г. Новосибирске на 1 июня 1945 года // ГАНО. Ф. Р-1418, Оп. 1. Д. 15. Л. 53-60.

---------------------------

Судьбы храмов и духовенства в селах, где ныне располагаются подворья Михаило-Архангельского мужского монастыря Новосибирской епархии, в период 1917–1945 гг. // Сборник трудов Якутской духовной семинарии. Вып. 6. Якутск, 2019. С. 116-122.