«Колокольня подлетела метров на 20»: кто и зачем уничтожил самарский храм Христа Спасителя?

Двадцать пять лет и полтора миллиона рублей. Именно столько понадобилось самарцам, чтобы обрести главную городскую святыню — кафедральный собор во имя Христа Спасителя. Теперь на его месте — самая большая площадь в Европе, названная в честь Валериана Куйбышева. Как строили и ломали легендарный самарский храм? Кто остался навеки похороненным в центре областной столицы? И что мешает возрождению одной из известнейших самарских святынь сегодня? Обо всем этом — в нашем материале.
 

Отдали свои дома

Середина XIX века. Разбогатевшая на хлебной торговле Самара меняет свой статус: из уездного город становится губернским. А значит тут появляется и своя епархия. Кафедральным храмом назначается построенный в 1847 году Спасо-Вознесенский собор.

 

Город растет. И не очень большой кафедральный собор уже не может вместить всех желающих. Статус губернской столицы диктует свои условия.

— Через два года после образования Самарской губернии и митрополии, в 1853 году, был составлен план города. Документ предусматривал строительство нового кафедрального собора на самом высоком для тех лет месте в городе — храм должен был хорошо просматриваться с Волги. Сейчас здесь находится площадь Куйбышева, а в середине XIX века были дома и дворовые постройки, — рассказывает руководитель отдела по взаимодействию со СМИ Самарской епархии, и.о. ректора Самарской духовной семинарии Максим Кокарев.

Однако даже богоугодное строительство было занятием хлопотным. Поэтому к нему долго не приступали. Сдвинуть дело с мертвой точки самарскому епископу Герасиму (Добросердову), как это ни парадоксально, помог пламенный революционер Дмитрий Каракозов. В день, когда его преосвященство подал губернатору очередное ходатайство о возведении нового храма в Самаре, 4 апреля 1866 года, молодой человек выстрелил в императора Александра II у ворот Летнего сада в Санкт-Петербурге. Террорист промахнулся. А вот прошение священнослужителя попало в цель. В память о чудесном спасении государя городские власти решили построить храм Христа Спасителя с приделами в честь святого Благоверного Великого Князя Александра Невского и в честь чтимых церковью 4 апреля святых. Царь инициативу одобрил. Готовый собор должен был вмещать в себя 2,5 тысячи человек.

Епископ Герасим  (1809–1880) назначен епископом Самарским и Ставропольским. Через 11 лет его перевели на астраханскую кафедру.  Канонизирован  русской православной церковью в лике святителей. С 17 апреля 2005 года мощи святителя открыты для поклонения в Успенском соборе в Москве.

До начала строительства требовалось расчистить площадь от сотни построек. Часть горожан пожертвовала свои усадьбы на богоугодное дело, части — выплатили компенсацию. Проект самарского кафедрального собора царь поручил разработать столичному профессору архитектуры Эрнсту Ивановичу Жиберу. В 1869 году в губернии началась грандиозная стройка. На возведение храма ушло несколько миллионов кирпичей.

Один из них в стену собора положил император Александр II во время своего визита в Самару в 1871 году. В память об этом событии в храме хранились серебрянные мастерок и ведро, к которым приложил руку сам государь.

— Эрнст Жибер несколько раз приезжал в наш город, проверял, как идет стройка, на месте делал расчеты по проекту, помогал устранять неполадки. Основной же надзор вели поочередно несколько губернских архитекторов. Достраивал храм самый известный из них — Александр Щербачев, — объясняет отец Максим.

 
 Деньги, выделенные на строительство из губернской казны, конечно же, не покрывали всех расходов. Горожане собирали на храм всем миром. Одним из основных благотворителей стал известный самарский купец Антон Николаевич Шихобалов. Всего на возведение главного религиозного сооружения региона было потрачено около полутора миллионов рублей. Для тех лет сумма астрономическая.

Антон Николаевич Шихобалов (1827–1908) купец I гильдии, общественный деятель, благотворитель, почетный гражданин Самары. Почти полностью на его средства были построены Покровская и Ильинская церкви. Он принял активное участие в постройке Кафедрального собора, помогал в постройке Троицкой, Всесвятской кладбищенской, Сергиевской церквей и храма в Свято-Николаевском мужском монастыре. Отдал под богадельню и странноприимный дом двухэтажный особняк (угол Красноармейской и Братьев Коростелевых), организовал больницу и открыл несколько школ. Построил и содержал женский Свято-Троицкий монастырь в Бузулукском уезде Самарской губернии.

Строительство собора завершилось только через четверть века, в 1894 году. Ни Александр II, ни епископ Герасим, ни меценат Шихобалов до этого дня не дожили.

— Собор в византийском стиле был городской доминантой. Сооружение для провинции грандиозное, фактически два храма в одном: верхний, основной, и нижний с усыпальницей. Историки до сих пор спорят о размерах колокольни. Я встречал информацию, что она достигала 89 метров. Но это, скажем так, вряд ли. Петр Владимирович Алабин в своих воспоминаниях приводит данные в аршинах. При переводе в современную метрическую систему высота колокольни получается примерно 75 метров. Площади, на которой воздвигли храмовые постройки и архиерейское подворье, дали имя Соборной, — поясняет Максим Кокарев.

 
 Взрывали ночами

— Просуществовал главный храм Самары чуть больше, чем строился — 36 лет. Там похоронили как минимум одного самарского епископа Серафима (Протопопова), который умер на кафедре в 1891 году. Информации о его перезахоронении я не встречал, получается, что сооружения на главной городской площади стоят на его костях, — говорит исполняющий обязанности ректора Самарской духовной семинарии Максим Кокарев.

 
 
После революции Соборную площадь переименовали сначала в Коммунальную, а позже дали ей имя Валериана Куйбышева. В 1930 году советские власти решили использовать храм Христа Спасителя как дом культуры строителей. К этому времени православные службы там уже не вели.

— С 1924 года собор отдали так называемым «обновленцам». Это движение появилось после революции. Его активно поддерживала советская власть. Скорее всего, последние службы там проводил обновленческий епископ Александр Анисимов по прозвищу Сашка-Галифе, которое он получил за то, что якобы носил под рясой этот предмет одежды, — рассуждает батюшка Максим.

 

Сначала культовое сооружение сносить не собирались. Большевики планировали убрать явную церковную атрибутику и частично перестроить здание. По иронии судьбы, проект реконструкции было поручено сделать сыну Александра Щербачева — Петру. Однако в конце концов советская власть решила не довольствоваться полумерами и разрушить собор. В общей сложности его разбирали четыре года.

 

— Было принято решение взрывать поэтапно, ночами, чтобы никто из жителей не пострадал. Поэтому сначала ликвидировали основные объемы, а последней в 1935 году уничтожили колокольню. Судя по описаниям современников-очевидцев, этот взрыв был каким-то эпическим: колокольня метров на 20 подлетела вверх и рассыпалась на всей площади, — объясняет Максим Кокарев.

Оставшееся от собора огромное количество кирпича большевики пустили в дело. Не пропадать же добру, пусть даже и культовому! По данным мифотворцев, из освященных кирпичей в Самаре построены Дом радио, Дом промышленности, Дом красной армии. Строительный мусор тоже шел в дело: его использовали при закладке фундамента нового ДК (сейчас театр оперы и балета) и для засыпки городских оврагов.

— Надо сказать, что самарский театр оперы и балета стоит не на том же самом месте, что и собор. Храм был ближе к Волге. Фактически вход ДК находится недалеко от разрушенного алтаря. Точной информации о том, что большевики сделали с внутренним убранством храма (иконами, паникадилами, памятными мастерком и ведерком) нет. Но скорее, всего все это было продано или переплавлено, — рассказывает священник.

Возвращению храма мешает бункер Сталина

О возрождении храма Христа Спасителя в Самаре вновь заговорили несколько лет назад, при возглавлявшем тогда город Викторе Тархове. Публике были даже представлены некие эскизы. Однако дальше разговоров дело не пошло.

— Идея благородная, красивая, но сложноисполнимая. Были попытки на план города нанести храм, возродить его на площади Куйбышева, но с уменьшенными пропорциями. Однако, насколько я слышал, этот вопрос последние лет семь не обсуждается в практическом смысле. Бункер Сталина под площадью делает строительство там практически нереальным, — подчеркнул Максим Кокарев.
Оригинал материала: http://63.ru/text/culture/415643623301132.html?notify&_Eh1Iq=FCIWLV0+CkJBFAAnFjJdcQJbXw==&utm_source=mail&utm_medium=top_news&utm_campaign=63

04 апреля 2018
Поставьте свою оценку Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
Просмотров: